Что же происходит сейчас? Часть II

bike8A.jpg

К экстремальным видам спорта во всём мире всегда относились как к феномену, присущему только молодому поколению, в силу их желания постоянного движения и поиска новых поводов для выброса адреналина. В целом это так и есть. Но за этим отношением кроется и серьёзный в плане его укорененности в мозгу стереотип: эта стезя спорта нужна только тем, кто ей занимается, дальнейшее развитие здесь неуместно, так как существует множество сообществ, которые своими силами будут заниматься всей организацией. В этом есть толика здравого смысла, так как экстрим, в первую очередь, это очень опасно для жизни. Про это знают все, и государству (собирательный образ) не будет выгодно спонсировать мероприятия, основанные на повышенном риске и слабопопуляризированные в массах.

Но что делать тем, кто хочет заниматься экстримом, но не может найти нигде достойного старта, чтобы начать? Что делать тем, кто пытается создать эти старты/места/организации, но все эти вещи в корне не соответствуют чьему-то авторитетному мнению и вскоре просто исчезают?

Ответ один — добиться авторитета самим.

Я люблю велосипеды с самого раннего детства. Если компьютерную графику я ценю со школы, а профессионально работать в ней стал только будучи студентом последних курсов, то велосипеды я полюбил ровно тогда, когда разломил пополам свою первую раму, перепрыгивая канаву, в 4 года. Прошло уже 20 лет, и за эти годы я выработал свой стиль катания на MTB, прыгал на BMXе, ломал в велах всё, кроме рамы (то был единственный, слава богу, случай). Что раньше, что сейчас я постоянно говорил друзьям — когда я на байке, я неузвязим. И это чувство не исчезло до сих пор и не исчезнет никогда.

В последние годы во мне менялось столько всего (привычки, увлечения, работа, мысли), что, в этом хаосе прийти к чему-то одному — практически невозможно. Но желание сделать что-то такое, что будет связано с моим нутром, при этом не быть в этом одиноким, превалировало над всем, что во мне есть. Поэтому теперь с удовольствием заявляю: ниже речь пойдёт о нашей команде.

Сейчас нас четверо. Говорить о разделении обязанностей ещё рано: сейчас мы действуем сообща и работаем вместе над каждой задачей. В дальнейшем, возможно, всё изменится. Наша главная идея — поднять экстремальный велоспорт на новую ступень в развитии. Модная фразочка, но ступень эта заключается в признании экстремального велоспорта достойным того, чтобы развивать его на высших уровнях. То, что мы видим сейчас, выглядит поистине удручающе: повсеместная «подпольная» деятельность, связанная с постройкой трасс для маунтинбайков, которая лишена всяческих гарантий, куча мелких и пара-тройка крупных сообществ, посвященных жизни в велоспорте. Эти ребята — те самые, у которых байк — это главная страсть, которую они обуздали и теперь творят с ней, что хотят. Но они сами по себе, поддерживают друг друга как могут и больше ни на кого не рассчитывают. Это не устраивает нас, и мы хотим попробовать изменить эту ситуацию, достучавшись до наших властей и других, принимающих авторитетное решение, людей. Помимо этого, наша важная мысль — построить больше спотов (мест катания), тем самым дать нам и всем желающим возможности, чтобы начать тренироваться. И если с точки зрения велосипедистов эта инициатива понятна, то с точки зрения города и властей — это улучшение спортивно-досуговой инфраструктуры районов, направленная на мотивацию молодых людей больше времени проводить на свежем воздухе. Речь пока о Санкт-Петербурге, где таких мест для катания — по пальцам пересчитать.

С чего мы начали?

С памп-трека. Это круговая трасса, предназначенная для MTB и BMX. Трасса состоит из кочек небольшой высоты и виражей. Трасса проходится за счет применения специальной техники управления велосипедом, нагружая и разгружая велосипед, переносом центра тяжести. По нагрузке катание на памп-треке аналогично чередующимся отжиманиям и приседаниям. Памп-треки бывают разные: земляные, с асфальтовым покрытием, бетонные и деревянные.

pump.jpg

Фото памп-трека, построенного энтузиастами в Строгино, Москва

Первым районом был выбран Приморский, в котором было найдено идеальное место для стройки. На данный момент мы ведём согласование с их администрацией. Вторым районом стал район Мурино, находящийся в лен. области, доступ в который открывает ст. м. Девяткино. Вначале с нашим предложением мы пришли к заместителю главы администрации, который направил нас сразу к главе. Уже было проведено две встречи, в ходе которых было согласовано место под стройку: глава администрации явно одобрил нашу инициативу. О нас написали в местной газете, а глава пообещал помочь нам в реализации задумки, отметив, что вначале следует выслушать мнение народа. На данный час нам предстоят встречи с несколькими заинтересованными лицами, в числе которых есть и представители строительной компании, и депутаты. Что из этого всего выйдет, мы узнаем уже на следующей неделе. Паралелльно занимаемся созданием собственного имиджа (соц. сети, название, оформление и пр.) и поиском новых единомышленников в лице представителей власти нашего города. Помимо этого, идёт работа в рамках наших предпринимательских курсов, тех самых, с которых всё и началось, и где мы встретились. Нам предстоит вскоре работать с нашим ментором и защищать проект уже во второй раз, на более серьёзную по своим масштабам аудиторию. Уже успели подать заявку на грант от молодежного комитета нашего города, но заявку благополучно пропустили мимо ушей. Впрочем, зря ничего не бывает, и та тонна бумаг, что мы уже имеем, помогает нам с дальнейшей бюрократией.

Что дальше?

Дальше — больше. В планах — стройка в Мурино; согласование с Приморским; поиск новых мест в других районах; развитие велосообщества, крупнейшего в России; поиск инвесторов и спонсоров; работа с прессой для освещения проблемы; вовлечение компаний, так или иначе связанных с велоспортом.

Но главное — дать всё, что в наших силах, чтобы экстремальное велосообщество и в целом велоспорт в России почувствовал себя увереннее. Мы хотим, чтобы на нашем примере рождалось больше инициатив, чтобы про них узнавали все: и увлеченные ребята, и те, кто, может, просто и не знает, что у него под носом есть все возможности заняться тем, чем он мечтал заниматься всю свою жизнь.


Когда вы что-то задумываете, как вам кажется, новое, интересное, перспективное, пробивное, то первое, что вы испытываете, — это драйв. Знакомо такое чувство? Вы в это погружаетесь, рассказываете всем, строите планы, что-то делаете, а потом наступает тот самый момент, которого никто никогда не ждёт — выгорание. Избежать этого, перепрыгнуть этот гэп возможно только тем, у кого внутри течет бензин. Серьёзно, может, и пафосная метафора, но это так. «Воспламеняться, обжигая всех вокруг своим жаром, чтобы через некоторое время потухнуть и так и остаться тлеющим углём, по жизни…», так я писал в своей самой первой заметке. Но только если внутри тебя не течет нечто легковоспламеняющееся… Кажется, я нашёл таких ребят.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s